Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Отель «Колючая проволока», или крымские «переговоры» в стиле 90-х

2 апреля 2017
1 670
В Коктебеле, внутри обмотанного колючкой отеля уже 11 дней сидит юрист Татьяна Кичева. Сидит без света, еду ей в окно протискивают знакомые. По ее словам, респектабельных забулдыг, осадивших отель, прислала сестра жены Сергея Аксенова Евгения Добрыня. Мораль этой истории проста: если ты заполучил коммерческую недвижимость у моря, покоя тебе уже не знать. Ты будешь обречен виться вокруг меняющейся власти, чтобы подтверждать легитимность ранее полученного. А не будешь — отберут.

Отель «Колючая проволока», или крымские «переговоры» в стиле 90-х

Малый отель, о котором идет речь, находится в самом жирном месте Коктебеля — на территории бывшего Дома творчества писателей. Если смотреть с набережной, то это — сразу за домом-музеем Максимилиана Волошина. Сначала Дом творчества представлял собой парк с редкими скромными бунгало, куда на лето писатели приезжали творить. Так было при СССР, так было и в 90-е при Украине, когда Дом творчества перешел Союзу писателей этой страны.

Но писатели народ не хваткий, и с середины 90-х эту территорию начали постепенно захватывать. Коктебель рос и застраивался, к середине нулевых это был уже не тихий буколический поселок, а помесь шумного базара с дискотекой. На писательской территории начали расти многоэтажные средства размещения для туристов, среди них — и этот самый отель. Строение носит №8 по адресу ул. Ленина, 110. Названия у отеля нет, говорит Кичева.

Захват произошел 21 марта примерно в семь утра, рассказывает она.

Через забор в Коктебеле перелезли несколько человек, которые перекусив дужку замка на воротах, запустили около 20 человек мужчин. Они стали ломать камеры видеонаблюдения, а затем входные двери строения, рассказывает Кичева.

Женщина сразу позвонила в полицию, которая прибыла через 20 минут после звонка. Кичева предъявила им правоустанавливающие документы 2012-го года на строение площадью 1326 кв.м и нотариально заверенную доверенность от собственника.

Отель «Колючая проволока», или крымские «переговоры» в стиле 90-х

Полицейские в свою очередь сообщили, что у захватчиков есть  свидетельство о праве собственности, датированное 2016-м годом на некое здание площадью 122 кв. м. Кто эти люди, ей не сообщили, документы также не показали. Когда Кичева предложила захватчикам решить спор в суде, те ответили, что им это не незачем, так как «в Крыму у них крыша такая, что вам только Москва поможет, а до Москвы вы не дойдете». Кроме того, захватчики заявили, что они действуют по распоряжению главы комитета Госсовета РК по имущественным и земельным отношениям Евгении Добрыни.

Спустя некоторое время, по ее словам, к мини-отелю подъехал полковник полиции Будур Олег Савельевич и объявил, что здание может быть заминировано. Он потребовал от Кичевой освободить дом, но та отказалась, резонно предположив, что обратно ее уже никто не впустит.

«Их собака все обнюхала и было сделано заключение — взрывчатки нет. Полиция распахнула и удерживала входные двери. Все 20 человек, среди них сотрудники ГАУ при Министерстве имущественных и земельных отношений в лице Артура Абызова, ЧОП "Беркут", ЧОП "Добровир" ворвались на первый этаж здания, повыбивали замки с дверей и с угрозами предложили оставить здание и обратиться в суд. Полиция удалилась, не потрудившись даже взять объяснения по поводу "заминирования"».

Уже больше недели Кичева сидит без света в одном из номеров.  Тем временем по мини-отелю гуляют захватчики. «Мы вас отсюда выживем», - говорят они ей. Полиция на вызовы реагировать перестала.

Поиск взрывчатки собакой. В конце ролика видно, как полиция впускает в здание захватчиков.

«Они оставили меня в опасности, нарушив тем самым закон «О полиции». Звонки в Следком так же не возымели действия. Никаких решений суда или предписаний мне не выдавалось.

На данный момент я нахожусь в здании в одном из номеров, мне саморезами с обратной стороны завинтили дверь, выйти в коридор я не могу, в случае пожара даже. Нет света (отключило Крымэнерго еще летом), нет воды, холодно, каждый день слышен стук и работа дрели».

Upd. Уже после публикации материала Кичева сообщила «Примечаниям», что здание она покинула при помощи полиции. По ее сведениям, захватчики собрались ночью вызвать врачей психлечебницы, «сделать пару уколов, забрать документы и признать недееспособной».

Евгения Добрыня — член Госсовета РК и сестра жены премьера Сергея Аксенова — действительно интересовалась землей в этом поселке. В октябре 2015 года она потребовала передать сначала 7,9 га территории Дома творчества, а потом — 9.5 га земли в Коктебеле из муниципальной собственности в республиканскую. И горсовет Феодосии такое решение принял.

Речь шла о 26 объектах, проданных при Украине в частную собственность. В том числе и этот мини-отель. По словам Кичевой, в свое время он был выкуплен частником, — некой «женщиной, физическим лицом», которая уже при России перепродала здание фонду «Русич». Земля под ним принадлежит феодосийскому муниципалитету, но при этом она находится в аренде у Национального Союза писателей Украины на 49 лет — до 2055 года. И, согласно закону 6-ФЗ, Россия эти документы признает.

Но что есть Россия? В данном случае это вполне конкретные чиновники. А они, по словам Кичевой, признавать старые документы не желают.

«И госпожа Добрыня Евгения Александровна, и иже с ней, которая претендует и на недвижимость, и на землю, сказала, что

«Вы же понимаете, что если нам что-то приглянулось, то не рассчитывайте на то, что Вам удастся это удержать. У нас такое количество различных проверяющих фискальных организаций, что мы вас найдем способ задушить. И Вам работать просто никто не даст. Лучше отдайте по-хорошему», — передавала Кичева журналистам.

Сама Добрыня говорит, что эти объекты были приватизированы незаконно.

«Работавшая при Украине схема вывода в частную собственность наиболее ликвидных и привлекательных объектов проста до безобразия, — говорит Добрыня. — При абсолютном попустительстве государства между Национальным союзом писателей Украины и частными организациями, а также физлицами заключались договоры о совместной деятельности, аренде имущества, выдавались разрешения якобы на реконструкцию. А затем хозяйственные суды выносили решения о признании частной собственности за этими субъектами».

Отель «Колючая проволока», или крымские «переговоры» в стиле 90-х

Евгения Добрыня - младшая сестра жены Сергея Аксенова 

По словам чиновницы, на 17 марта 2014 года крымских структурных подразделений у Национального союза писателей Украины не было.

«Таким образом, согласно постановлению Госсовета РК N1745-6/14 «О независимости Крыма», 24 объекта комплекса на сегодняшний день находятся в 100-процентной собственности республики, еще два принадлежат Крыму на правах долевой собственности».

Кто бы ни был прав, решать споры в стиле 90-х странно. Хотя именно такой стиль «переговоров» получил особую популярность в Крыму в последнее время.

Подтверждение тому — история с отжимом дома у керченского застройщика Гапицонова.

Или рейдерский захват хладокомбината в Ялте.

Возможно, Добрыня-младшая права, и собственники безымянного отеля заполучили его когда-то не совсем честно. Но кто и что получал честно в 90-е - которые, как оказалось, никуда не делись из нашей жизни и по-прежнему составляют ее суть? 

Мораль в этой истории — такая же, как в истории бывшего вице-мэра Ялты Стрекалина, который сжег себя после того как подчиненные нынешнего градоначальника Андрея Ростенко отобрали у него кафе на набережной. Если тебе удалось каким-то образом заполучить привлекательный актив в Крыму — покоя тебе уже не знать. Ты будешь обречен тереться вокруг сменяющейся власти, чтобы подтверждать легитимность полученного ранее. А если ты не будешь этого делать — собственность у тебя отберут. Потому что гарантий в бывшем СССР нет ни у кого. И именно это, а вовсе не абстрактная любовь к загранице, вынуждает сильных мира сего выводить активы в офшоры.

Поделиться: