Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Здесь живёт старый дракон. Жуткие контрасты Крыма сегодня

6 февраля 2019
3 764

Один из самых разительных контрастов Крыма – это контраст между роскошью природы и убожеством сел. Почему в этих плодородных долинах люди живут так бедно, а в сельмаге, кроме консервов и бакалеи, ничего нет, задаются вопросом туристы. Сегодня мы расскажем вам, почему.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Хотите приобрести магазин площадью 613 кв м у развязки трассы «Таврида» всего за 1 млн рублей? Оказывается, в Крыму такое возможно. В ноябре власти выставили на торги магазин в селе Мостовое Бахчисарайского района. Начальная цена была еще смешнее: всего 1000 рублей за квадрат. Почему так дешево? Все просто: магазин достался сельсовету бесплатно – этот и еще 110 объектов в районе национализировали, отобрав у пайщиков Бахчисарайского РайПО. И даже Верховный суд РФ пока не смог его вернуть.

До 2014 года потребкооперации в Бахчисарайском районе принадлежали Центральному рынку Бахчисарая, магазины, кафе и рестораны в городе и районе, заводы по производству продуктов питания, автотранспортное предприятие, склады. Все это строили десятилетиями за счет взносов пайщиков – в основном, работников того же потребительского общества. Бахчисарайское РайПО входило в качестве коллективного члена в «Крымпотребсоюз».

В 2016 году остаточную стоимость активов РайПО оценивали в 48 млн рублей. Реальная, по словам пайщиков, составляла миллионы долларов.

Как же имущество действующего предприятия попало под национализацию? Пайщики уверены: незаконно.

Национализация. Начало

6-ФКЗ о присоединении Крыма к России гарантировал жителям Крыма сохранение всех прав собственности, существовавших при Украине. Однако перед властями встал вопрос: что делать с имуществом, принадлежавшим украинскому государству?

Спустя полтора месяца после референдума, Госсовет Крыма выпустил «акт о национализации» – постановление №2085-6/14 от 30.04.14, согласно которому вся госсобственность Украины, а также бесхозное имущество переходит республике.

Изначально местный закон № 38-ЗРК подразумевал, что к «бесхозному» относится собственность профсоюзных и общественных организаций, не имевших своих представительств в Крыму на 17 марта 2014 года. Однако позже закон расширили, а в сентябре 2014 года в текст постановления была добавлена строчка – «а также имущество, указанное в Приложении к настоящему постановлению».

Так власти Крыма открыли ящик Пандоры, который не захлопнулся до сих пор. В скором времени приложение к постановлению о национализации стало в буквальном смысле пухнуть от активов. Депутаты Госсовета и сейчас, спустя 5 лет после Крымской весны, продолжают вносить туда все новые и новые объекты. Имущество Бахчисарайского РайПО попало в список одним из первых.

При этом само РайПО, как юрлицо, прекращать свою деятельность вовсе не собиралось. В ноябре 2014 года предприятие перерегистрировалось в российском правовом поле. Кстати, в России подобных организаций множество, их деятельность регулирует специальный закон о потребительской кооперации.

30 «львов» и один министр

2 феврале 2015 года в административное здание РайПО в Бахчисарае нагрянули рейдеры, 20-30 бойцов крымской самообороны с нашивками «Львы Крыма».

Все акции проводились при поддержке админресурса. Так, для разборок с пайщиками из Совмина приезжал замминистра промышленности Крыма Ян Латышев и замминистра МВД Крыма Сергей Смольников. Чиновники заявили, что РайПО целиком переходит в собственность «Крымской торговой компании», а новым председателем правления будет Василий Хмилевский – человек, ранее арендовавший у РайПО колбасный цех. На тот момент он был главой хозяйственного управления «Крымпотребсоюза», на балансе которого находились 28 национализированных в сентябре 2014 рынков по всему Крыму. На должность главы совета РайПО прочили Игоря Карпова, сына экс-председателя РайПО, активно распродававшего активы общества в двухтысячных.

Но председателя нельзя просто назначить – должность выборная. Тогда захватчики инициировали подложное собрание. В назначенный день оцепили здание администрации, чтобы туда не проникли реальные члены РайПО – и привезли из Симферополя несколько автобусов якобы пайщиков, которые единогласно проголосовали за назначение Хмилевского председателем правления.

Уже в марте 2015 в Единый государственный реестр юридических лиц были внесены новые сведения о руководстве, а банки признали за Хмилевским право подписи. На предыдущего председателя правления РайПО Григория Бурьянова тут же завели уголовное дело – он якобы угрожал Хмилевскому расправой. И объявили в розыск.

Председатель совета РайПО Маргарита Левашкина предприятие не бросила: по факту незаконного захвата предприятия она написала заявление в ФСБ и подала иск в арбитражный суд.

Сначала силовики делом не заинтересовались, написали, что вопросы законности собраний пайщиков не входят в компетенцию службы безопасности.

Но уже в июне 2015 года в подвале многоэтажки на окраине Симферополя был задержан министр промышленной политики Крыма Андрей Скрынник. Его обвинили в пособничестве захвату имущества РайПО.

Другими фигурантами уголовного дела о мошенничестве с госимуществом (таковым оно считается после национализации) стали Василий Хмилевский и Игорь Карпов. Скрыннику грозило до 10 лет лишения свободы, но за него вступился глава республики Сергей Аксенов. В конце 2015 года министр ушел в отставку «по собственному желанию».

В ноябре того же года арбитражный суд Крыма удовлетворил иск Левашкиной о признании собрания пайщиков незаконным. Решение устояло и в апелляции в Севастополе. Таким образом, РайПО, как юридическому лицу, вернули старое руководство – Бурьянова и Левашкину. Но не имущество: за него они бьются в судах до сих пор.

Не мытьем, так катанием

Тем временем, силовые захваты объектов РайПО продолжились. Но отжим имущества – это полдела. Надо его как-то использовать. Причем, у властей, в отличие от бандитов, есть определенные ограничения: нужно, чтобы выглядело все мало-мальски законно. 

Смена руководства юрлица не помогла, и пока длились разбирательства по делу Хмилевского и Карпова, объекты РайПО стояли закрытыми, их охраняла самооборона. Ее услуги – по 20-30 тысяч рублей на человека – оплачивались из бюджета.

Наконец, при скандально известном главе администрации Бахчисарая Владимире Верховоде выход был найден: с апреля 2016 года имуществом РайПО в городе Бахчисарае распоряжается специально созданный МУП «Бахчисарайское торгово-промышленное предприятие» (БТПП). Возглавил МУП депутат бахчисарайского горсовета Игорь Голиков.

Объекты в Бахчисарайском районе, в основном магазины, отдали сельским муниципалитетам. Правда, воспользовались «подарком» далеко не все: некоторые главы сельсоветов до сих пор не решаются изгнать РайПО из подчиненных им сел. Чего только не делали: и с продавцами беседовали, и руководству угрожали, и свет отрезали – а они все работают.

«Дайте нам работать спокойно»

В Крыму уверены: главное целью национализации «Крымпотребсоюза» были рынки – бездонный источник «легких» денег. Торговцы сами выстраиваются в очередь – только стриги. И пансионаты с гостиницами. К примеру, переданный Чечне пансионат «Сатера» до 2014 года тоже принадлежал потребкооперации.

Остальное – кафе, рестораны, цеха по производству продуктов – пошло довеском. Именно поэтому в том же Бахчисарае многие объекты РайПО – например, популярная у туристов чебуречная у Ханского дворца, где обедал когда-то сам генсек Леонид Ильич Брежнев, – простаивают уже не первый год.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Знаменитая чебуречная напротив Ханского дворца

«Чебуречную захватили в 2016 году, на майские праздники, силами самообороны под руководством депутата Голикова. Пришли на объект в рабочий день, выкинули на улицу персонал. Там были одни женщины – официанты, повара», – рассказал «Примечаниям» юрист РайПО Николай Морозов. После захвата из чебуречной пропала вся мебель и кухонное оборудование.

Такая же история с рестораном «Бахчисарай» на улице Фрунзе. Когда-то это было популярное место, привлекавшее бахчисарайцев доступными ценами. На первом этаже располагалось недорогое кафе, на втором – ресторан с банкетным залом, где справляли свадьбы и юбилеи. В здании работал собственный кондитерский цех, пекарня.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Теперь от ресторана осталась только вывеска. Банкетный зал теперь пустует, на месте кафе – магазин «Водолей». В производственном крыле, где располагались кухни, теперь офисы.

«Фасад у ресторана непрезентабельный, но внутри начинка была что надо – у нас же было свое производство, – говорит Морозов. – После захвата отсюда вывезли все ценное: дорогие итальянские роторные печи стоимостью 15 тысяч евро, вытяжки, мебель и даже продукты питания и алкоголь – все исчезло».

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

«Офисное» крыло ресторана «Бахчисарай»

Небольшой участок переулка Музыкальный – памятник былому величию РайПО. Рядом с рестораном – еще два объекта: магазин и торговый центр.

Магазин стройматериалов открылся совсем недавно, до этого тут был алкомаркет, работали другие арендаторы. Часть помещений пустует, на объявлении об аренде – телефон ведомства депутата Голикова.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Дальше, на пересечении с переулком Музыкальный – ТЦ «Глобус». Он тоже принадлежал РайПО, теперь арендаторы торговых площадей заключают договоры с МУПом.

Заходим внутрь, пытаемся поговорить с торговцами. Люди на контакт не идут, разговаривают неохотно.

– Все нормально, работаем, как и работали, – говорят продавцы.

– А вы давно тут? Что с арендной платой?

– 15 лет торгуем. Арендная плата при МУПе снизилась.

– А сколько было, если не секрет, и сколько стало?

– Ой, конкретных цифр не помним, – говорят они в один голос. – Все через конкурсы теперь, посмотрите на сайте МУП. И вообще, не нужно никаких вопросов. Нас уже затаскали – и в прокуратуру, и в ФСБ…

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

ТЦ «Глобус». Здесь арендаторов оставили

Арендаторы боятся, поясняет Морозов. «Когда-то люди активно общались с журналистом «Новой газеты» Иваном Жилиным и столкнулись с санкциями: с кем-то отказались перезаключать договор, кому-то подняли аренду», – приводит пример юрист. Кроме того, сотрудничавших с РайПО предпринимателей действительно вызывали к себе силовики – опрашивали по делу Хмилевского и Карпова. Тогда люди подумали, что их вообще закроют. Но, слава богу обошлось, и теперь все равно, кто хозяин – РайПО или МУП, «лишь бы дали спокойно работать».

– Аренда стать ниже не могла, – уверяет Морозов. – РайПО в начале 2016 года заключало договора по средней цене 350-400 рублей за квадрат, сейчас среднее по Бахчисараю – 1000 рублей за квадрат. Они расчитали среднекрымскую стоимость. Понятно, что в Крыму есть объекты вроде ТЦ «Меганом» в Симферополе, где аренда по 10 тыс рублей за квадрат. Но для Бахчисарая 1000-1200 рублей – это слишком.

Позже в качестве примера юрист показал «Примечаниям» один из договоров из ТЦ «Глобус» на Музыкальном: помещение в 50 кв. м сдавалось за 5000 рублей в месяц.

– Так может все дело в «черном нале»? По договору одна цифра, наличкой – другая…

– Нет, по аренде РайПО работало исключительно по безналу, – поясняет юрист. – Во-первых, это не те суммы налогов, чтобы рисковать, а во-вторых, у предприятия всегда был приток наличных средств с торговли – чебуречной, ресторана, магазинов. Поэтому нужды обналичивать средства на текущие расходы, скажем, на ремонт, не было. К тому же на главу РайПО Бурьянова дважды заводили уголовное дело: один раз по липовому обвинению в угрозах, второй – за махинации с пайщиками. При захвате объектов рейдеры завладели всей документацией. Неужели они не воспользовались бы поводом завести еще одно дело за «черный нал»?   

Дело о «мертвых пайщиках»

Весной 2016 года шумихой вокруг крымской национализации заинтересовались в Москве. Правительство России потребовало у Совмина Крыма принять нормативно-правовые документы о денационализации частной собственности до 10 июня. Соответствующее распоряжение было озвучено на заседании правительства 12 мая.

А через месяц, 12 июня, в полицию Бахчисарая было подано 7 одинаковых заявлений. Бывшие пайщики РайПО заявили, что их незаконно исключили из списков в далеком 2009 году. Тут же было заведено уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» (до 4 лет лишения свободы). В октябре 2016 года дома у Бурьянова и Левашкиной, а также в принадлежащих РайПО заведениях прошли обыски. Силовики изымали все документы, которые удавалось обнаружить.

Интересно, что ни Бурьянов, ни Левашкина перерегистрацию, после которой право на пай в Бахчисарайском РайПО потеряли более 1000 человек, не отрицают. Такая процедура исключения «мертвых душ» действительно проводилась в 2009 по распоряжению Центрального союза потребительских обществ Украины. Однако семь лет этот факт вообще никого, включая вычеркнутых членов, не беспокоил. И тут в один день появилось 7 одинаковых, как под копирку, заявлений.

 «Отдавать имущество по-настоящему республиканские чиновники не желают. Я так думаю, они хотят создать некое «параллельное РайПО»: ищут бывших пайщиков, которых якобы нечестно исключили. Им и вернут активы на определенных условиях. А нас – за решетку», - прокомментировал Бурьянов появление уголовного дела «Новой газете».

Глава МУП «БТПП» Голиков тогда заявил, что никаких обязательств по возврату частной собственности у властей Крыма нет. По его версии, речь в распоряжении Москвы шла лишь «о принятии нормативно-правовых актов, определяющих порядок принятия решений по обращениям физических и юридических лиц по вопросу возврата находившегося в частной собственности имущества».

Эти акты так и не были разработаны, а уголовное дело со временем закрыли.

«Новый директор нас за людей не считает, даже не здоровается»

Бахчисарайский рынок. Когда-то он был невероятно популярен. Утром на площадь у ж/д вокзала съезжались покупатели с окрестных сел. На электричках из Севастополя прибывали городские – на рынке продукты были более качественными, свежими и дешевыми. И даже туристы, выходившие на станции из поездов дальнего следования, первым делом шли в торговые ряды: прикупить сочные персики, ароматные помидоры, нежнейшие чебуреки и сладчайшую пахлаву.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Сейчас на рынке безлюдно. Железная дорога практически не работает: здесь ходит только электричка, да и та – всего 4 раза в день. Автостанцию перенесли в другой конец города. Теперь здесь отовариваются лишь жители окрестных домов. В будний день покупателей в рядах нет, работают всего несколько ларьков.

– Это все из-за ярмарок, – поясняют торговцы, ежась на ветру. – МУП «БТПП» взялись устраивать их два раза в неделю – по средам и субботам. Утром сюда съезжаются все, кому не лень – производители, перекупы. Им выгодно – не нужно платить месячную аренду. «Местовые» сдали – и все.

– При РайПО было лучше?

– Конечно. За этот год у нас человек 16-17 вообще закрылись. Два месяца летом мы не работали из-за проверок по пожарной безопасности. Думаете, с нас за эти месяцы не взяли? Еще как взяли, да еще и пени насчитали. Некоторые отказались платить – их просто выгнали. Опечатали торговые точки, товар внутри – что хочешь, то и делай. У одного вон хлеба только на 100 тысяч рублей было. Другая занималась чисткой подушек – у нее оборудование забрали. Не отдают и все. Третий отказался платить, ему дверь взломали и товар вывезли. Потом договорился, заплатил –  отдали, и то неизвестно, весь или нет. Многие судятся из-за досрочного расторжения договора аренды, но результата пока нет.

– А сама аренда выросла?

– Еще как! Мы за ларек платили 1500 рублей, а сейчас 3600.  Нам посчитали не только площадь ларька, но и вокруг – прилавки, выносные стенды. У нас еще терпимо. Тут был магазин быттехники большой, больше 100 квадратов. Платил 12 тысяч аренды в месяц, а теперь 180 тысяч. Пришлось закрыться. Другому насчитали 120 тысяч в месяц. Откуда в Бахчисарае такие деньги?

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Магазин бытовой техники и электроинструмента больше не работает

Народ на рынке более разговорчивый, чем в ТЦ «Глобус». Видно, что людей перемены уже достали. Они рассказывают, как в мае 2016, на следующий день после обсуждения национализации «Крымпотребсоюза» в Москве, захватывали их рынок. Участвовал в этом лично депутат Голиков. Он пришел с ломом и кувалдой и пытался сбить замок. Вызванный предпринимателями наряд полиции спокойно наблюдал за происходящим издалека. В тот день Голикова удалось оттеснить с рынка, но позже он вернулся – уже с самобороной.

– Сколько лет работаем, 11 директоров видела, а такого неадекватного видим первый раз, – качают головой торговки. – Голиков пройдет по рынку – ни разу не поздоровается. Не было такого никогда, чтобы директор рынка – и не здоровается. Не подойдет спросить, как у нас дела.

– И не стыдно ему, – вторит им женщина из соседнего ларька. – Мы это все (показывает на ларек) за свои деньги варили, привозили, ставили – я лично деньги вкладывала. А теперь по документам БТИ это все стало государственное. Мне, если даже с рынка этого уходить – покупателей нет, мой ларек забрать не дадут. Разве это справедливость?

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Закрытые рыночные ряды – часть ларьков здесь опечатаны

– Мы не нужны стали. Работали 25 лет, платили налоги, продавцов держали, сами стояли. Теперь нас выгоняют, говорят, хотите ларек – идите на конкурс. А как идти, если люди пустые? Денег у нас больше нет, – продолжает татарин средних лет.

У него точка по продаже товаров для дома, и пока остальные жалуются, показывая руками, какие коробки со сладостями и бакалеей им пришлось выкинуть из-за двухмесячного летнего простоя, он лишь отмалчивался в углу.

– Голиков запугал людей, – жалуется женщина в другом ряду. – Мы здесь стоим не от хорошей жизни: нам надо заработать, кормить семьи, а не нахапать. А он чуть что – грозится разорвать договор.

– Мы писали, просили ярмарку эту отменить, ведь она отбирает хлеб у бахчисарайцев. Деньги из города приезжие перекупы увозят, а мы стоим в минус. Но Голикову все равно: он и с нас три шкуры дерет, и с приезжих копеечку имеет, – продолжает ее соседка.

– Хоть бы это все до Аксенова дошло, расскажите ему, пусть ярмарку отменят, – умоляют женщины.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Вот эту дверь сотрудники МУП открывали ломом, чтобы проникнуть внутрь торговой точки, владелец которой отказался платить аренду за то время, что рынок был закрыт

Предприниматели уверяют, что и в украинские времена, и позже арендная плата за ларьки на бахчисарайском рынке вносилась исключительно по безналу. Наличными платили только «местовые» – за выносные прилавки.

Сейчас торговцы на ярмарке платят за место наличкой, сколько – неизвестно, но каждую среду и субботу по рядам проходит женщина и собирает деньги, потом идет в контору и выбивает чеки. На какую сумму – владельцы стационарных ларьков не знают.

«Такая же ситуация и в «Детском мире», – говорит Морозов. – Было 10 арендаторов, осталось 2. Первый этаж занимала [сеть магазинов электроники] DNS, но даже они аренду в Бахчисарае не тянут. У людей нет денег. Средняя зарплата в городе – 10-12 тысяч. Это в Симферополе 20-25, там люди могут позволить себе обновить телевизор, телефон».

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Супермаркет «Гюзель» открылся в универмаге, принадлежащем РайПО, в начале 2017-го

Еще один объект РайПО – супермаркет «Гюзель». Пожалуй, это единственный пример благотворных изменений в Бахчисарае после национализации. Раньше это был универмаг, где, как и в ТЦ «Глобус», располагалось множество мелких торговых точек и предприятий сферы услуг – ремонт обуви, часов, ювелирных изделий. С предпринимателями был заключен договор до конца 2016 года, но продлять его на 2017, несмотря на приоритетное право, МУП «БТПП» не стал. Мелких торговцев выгнали, а на их место зашел скандально известный «Крымопт», держащий сеть магазинов «Гюзель» по всему Крыму.

«Их бизнес-модель проста: они закладывают минимальную наценку на уровне 10%, – поясняет Николай Морозов, – только чтобы покрыть расходы на коммунальные услуги, аренду и зарплату сотрудников. Это возможно потому, что у них свои оптовые базы и своя логистика. Они торгуют оптом по всему Крыму и берут товар для своих магазинов без наценки».

Для бахчисарайцев это благо: наконец-то в большом спальном районе появился магазин с доступными ценами. Для предпринимателей из соседних магазинчиков настали трудные времена: ни один колбасный или молочный ларек не может держать цены на уровне «Гюзели».

«Если мы одержим победу в суде, мы не будем выгонять арендаторов, как это делали захватчики, – говорит Морозов. – Здесь в универмаге 1700 квадратов. Они платят аренду МУПу, мы не против – пусть платят нам».  

Сейчас объекты в Бахчисарае раздает МУП «БТПП». Одни через торги, другие – без. Причем полномочий проводить торги у муниципального предприятия нет: имущество РайПО принадлежит администрации города, и только она имеет право распоряжаться им, говорит юрист Морозов.

Совок, упадок, тлен

Качинская долина. Тонкая ниточка жизни вдоль речки, три четверти года больше напоминающей ручей. Трасса, ведущая из Бахчисарая через предгорья на запад, к морю. Эти места расположены вдали от основных туристических трасс, поэтому и жизнь здесь, кажется, едва теплится.

Когда-то тут все развивалось, било ключом. Работы в полях, в садах и на виноградниках было много. Села расширялись, строились, в каждом был детский сад, в тех, что покрупнее – школа и дом культуры. Но даже в самых маленьких работал магазин РайПО. До недавнего времени. Теперь многие из них либо закрыты, либо балансируют на грани.

В прошлом году всем магазинам одновременно местный РЭС отрезал электричество. При действующих договорах, без долгов, и 70% предоплате. Отрезал по распоряжению сверху.

РайПО судится с РЭСом, но результата пока нет.

А до этого в магазины приходили местные главы сельсоветов. «Уговаривали, увещевали, запугивали, – рассказывает Николай Морозов. – Говорили, землю заберем, живность потравим, жизни не дадим».

Так закрылся магазин в Долинном. 

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

В соседнем селе Новенькое точка РайПО еще работает. Электричеством ее снабжают соседи, семья крымских татар. Аргументы у них простые: мы десятилетиями тут живем и помним, что их строило РайПО, а не сельсовет, передает слова хозяев линии Николай Морозов.

– Скажите, вас запугивали? – спрашиваем у продавца.

– Меня нет, – отвечает женщина, опустив взгляд в пол. – Мою сменщицу. Она умерла недавно. К ней из сельсовета приходили. Это летом [2018-го] было.

Ассортимент в магазине скудный, полки почти пустые.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

– Почему так мало товара?

– Не знаем, – отвечает продавец. – Мы делаем заказ, и РайПО нам привозит то, что просим. Но не все. Видимо, чего-то у них нет.

– А кто определяет цены?

– РайПО и определяет. Все приходит уже с накладными. Что привозят, то и продаем. Но в последнее время и берут плохо – знают, что у нас почти ничего нет.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Раньше, рассказывает продавец, в магазин привозили все: и мясо, и рыбу, и курицу. Был большой выбор бакалеи, сладостей, молочных продуктов, колбас. Пользовались спросом товары для дома: посуда, бытовая химия, постельное белье. Но главное – овощи. А сейчас в селе появились конкуренты – частные магазины дальше по улице. И точка РайПО перестала пользоваться спросом.

– На чем же они поднимаются? – спрашиваем у Морозова.

– У них есть алкоголь, – отвечает юрист. – РайПО же принципиально по селам алкоголем не торговало, максимум – пивом. Хотя лицензия в том же общепите у нас была. Здесь, в селе, и так работы нет, зачем людей спаивать? Кроме того, эти магазины изначально были убыточными, их держали, чтобы у людей здесь был хотя бы хлеб.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Полки магазина в селе Новенькое

В начале 2014-го РайПО снабжало хлебом весь район, организовывало питание в школах и детских садах. Все – за счет собственного производства. А новые владельцы сами ничего производить не хотят. Максимум – сдавать помещения в аренду. Но арендаторы в очередь не выстраиваются: почти по всем объектам идут суды, вкладывать в такие активы опасно. Поэтому простаивает и чебуречная в самом туристическом месте Бахчисарая, и ресторан, и закрытые сельпо.

И председатель РайПО Григорий Бурьянов, и Маргарита Левашкина, и юрист Николай Морозов рассказывают о РайПО, как о процветающем предприятии. Но чисто внешне ни здания в Бахчисарае, ни магазины в селах такого впечатления не производят. Наоборот, их фасады – это совок, упадок, тлен.

В разговоре с «Примечаниями» в октябре 2018 года Бурьянов говорил, что у РайПО до конца 2000х были не лучшие времена. Предыдущее руководство занималось распилом имущества в пользу своих приближенных. Так, в СМИ еще остались упоминания, как в 2008 руководство РайПО выкупило за бесценок кафе у Большого Каньона в Бельбекской долине. То же случилось с несколькими магазинами, хлебозаводом в Почтовом, хлебозаводом в Куйбышево и другими объектами.

До 2009 года Бурьянов занимался рыночным бизнесом в ПО «Весна», входившем на правах коллективного члена в Бахчисарайское РайПО. Дела на его рынке шли хорошо, и пайщики предложили ему возглавить все районное общество.

За несколько лет Бурьянову удалось наладить производство, погасить задолженности, выйти в плюс. Пока он был у руля, РайПО не продало ни одного объекта, а кое-что из украденного при предыдущих владельцах даже удалось вернуть пайщикам через суд.

Эффективная работа объектов в самом Бахчисарае позволяла поддерживать вот такие убыточные магазины в селах. «Их даже в аренду, если сдавали, то практически бесплатно», – говорит председатель. Капитальный ремонт делать было не на что, но на косметику всегда хватало. А сейчас за пару лет все быстро пришло в упадок – без поддержки здания, построенные в 70-80х, рассыпаются на глазах.

– Магазины убыточны еще и потому, что мы стараемся держать уровень зарплат, – поясняет Морозов. – Если продавцы работают по двое, каждый получает 11 с лишним тысяч. Если в одиночку – зарплата выше. Плюс у РайПО есть политика: все товары сами продавцы берут по себестоимости, без наценки. Вот и выходит, что в городе зарплата те же 10-12 тысяч, но нужно ехать – 20 рублей в один конец, а тут они дома и продукты покупают дешево.

– А что с выручкой?

– Выручки мизерные, бывает и 500, и 700 рублей в день. 

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Магазин в Фурмановке – единственный во всей долине – захватывали силами самообороны. Сейчас не работает. В захвате участвовал нынешний глава бахчисарайской администрации Александр Трянов

В соседнем Краснозорье магазин тоже закрыт. В Тенистом продавец есть, но к обеду она уходит домой. В помещении холодно, электричества нет, товар – только привозной хлеб и пара полупустых полок с бакалеей.

В Айвовом сотрудницу РайПО удается застать на месте.

– Раньше у меня тут 15 «кубиков» (холодильных витрин –прим.) стояло, всем торговали – и рыбой, и фаршем, и окорочками, – бойко рассказывает женщина. – Напитки прохладительные, мороженное… Овощи. А сейчас «кубиков» мало, и те летом отключали – либо они, либо кондиционер.

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Прилавки в Айвовом

Пока мы беседуем, в магазин заходят местные жительницы с авоськами и пакетами в руках. Кружат по залу, оценивая скучающим взглядом полки с продуктами.

– Что-то ищете? – спрашиваем у одной из них. – Мы журналисты, пишем о жизни в долине. Как вам магазин?

– Никак. Нету ничего – ни овощей, ни фруктов. Раньше все было, а сейчас вот у частника приходится брать.

– А чего из продуктов вам в селе не хватает?

– Да всего хватает. Привыкли мы, 50 лет тут живем. В среду приезжает автолавка, частник возит мясо, кур, окорочка. Может, чего-то и хотелось бы, но это надо в Бахчисарай ехать. Остановка далеко – километр до трассы. К нам автобус ходит, но один раз в день. Вот если поеду в город в аптеку, больницу или документ какой оформить, что-то вкусное куплю. А так едим, что есть.

Зачем тащить дохлую лошадь?

Спрашиваем у Николая Морозова, почему РайПО само не организует автолавку. Или хотя бы доставку товаров под заказ. Если людям нужны те же кастрюли – в чем проблема их привезти?

– Не знаю, – пожимает он плечами. – Спросите товароведа. Я думаю, все просто. Овощи – это риск, они могут испортиться. Чтобы их закупать в достаточных объемах, покрывая этот риск, нужны большие оборотные средства. А у РайПО их сейчас нет.

– Так может проще эти магазины закрыть?

– Наши оппоненты только этого и ждут. Думаете, почему они отключают нам электричество, но сами магазины не закрывают? Хотят Григория Евгеньевича [Бурьянова] обескровить. Если закрыть магазины, само предприятие не умрет. А вот если разорить его владельцев…

Жуткие контрасты Крыма: здесь живёт дракон

Магазин в Тенистом, работает до обеда, пока не кончится хлеб

– Но в конце концов это бизнес. Зачем тащить на себе дохлую лошадь?

– Это дело принципа. К человеку пришли и все отобрали. Вы бы как поступили на его месте? За ним же люди. У РайПО было 100 сотрудников, а осталось 28 – товаровед, бухгалтер, водитель, грузчики. Это зарплата, налоги, обязательства. И пайщиков (их в РайПО 271, включая коллективных членов – прим.) нельзя просто так бросить.

– Откуда эти ресурсы – на оплату судов, долгов перед поставщиками? Бурьянов и Левашкина рассказывали, что Хмилевский с Карповым набрали товара на 2 млн рублей, а расплачиваться пришлось им.

– У Григория Евгеньевича есть бизнес, кое-какие накопления. Он и Маргарита Анатольевна вкладывают свои средства.

По-человечески понять их можно, но ресурсы на борьбу нужны немалые. Задаем Морозову следующий вопрос:

– Но вы, Николай, готовы ли вы работать бесплатно, чтобы отстоять имущество РайПО в судах? 

Сначала юрист молчит, потом начинает с жаром объяснять:

– Понимаете, мы – одни из немногих, кто не согласился с национализацией. Кроме нас в суды пошли Сакское РайПО, «Промхолдинг», «Формат-ИТ», «Югрыбхолод». Их имущество тоже включили в списки как бесхозное. Кто-то судится успешно, кто-то нет. Но мы одни дошли и до Конституционного, и до Верховного суда РФ – и выиграли: дело вернули на пересмотр в Крым.

– Что дальше?

– А дальше будет пересмотр. С юридической точки зрения, когда решение Верховного суда отменяет решения нижестоящих инстанций, вынести такое же уже нельзя. Изначально суды признавали национализацию законной, теперь им придется свое мнение изменить.

– Вы верите в победу?

– Конечно верим. Суды обязаны вынести другое решение. Просто в силу того, что есть админресурс, дело затягивается.

Ухмылка российской Фемиды

Берем у Морозова номера дел по объектам РайПО и тщательно изучаем решения высших инстанций. Как же лихо Крым закрутил свою национализацию.

Вот смотрите. Есть 6-ФКЗ, признающий все права собственности, возникшие при Украине и не противоречащие законодательству, и есть еще местный 38-ЗРК об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории республики. Он был принят, чтобы крымское законодательство в переходный период соответствовало всем нормам РФ. 

Позже этот новопринятый закон дополнили статьей про отчуждение имущества. В ней по сути три пункта: 1. Отчуждению и передаче в собственность РК подлежит имущество Украины; 2. Отчуждению подлежит имущество профсоюзов и общественных организаций, у которых на момент входа в состав РФ (17 марта 14-го) не было филиалов в Крыму; 3. Все остальное, что в специальном приложении, определяемом постановлением РК.

И начинается большой передел: список расширяется, в него включаются все новые и новые объекты – последние были добавлены в октябре 2018 года.

Собственники идут в суды, все суды заявляют им: «Вот закон переходный 38-ЗРК, вот постановление – что вы еще хотите?»

Конституционный суд говорит: противоречий нет, предполагалось, мол, что в постановление будут включать имущество, в отношении которого у органов власти Крыма есть подозрения, что оно украинское, бесхозное или было приобретено лицом, которое выдает себя за собственника без достаточных на то оснований. Это нормально, мол, хозяина нет, или он не может доказать, по какому праву имуществом владеет, – значит, пусть пока побудет в собственности республики.

Верховный суд РФ, до которого дошли юристы Бахчисарайского РайПО, заворачивает так же: мол, смотрите, нижестоящие суды, конечно, вынесли неправильные решения, ведь РайПО принесло в суд свидетельства о праве собственности на имущество. Значит, оно не было бесхозным, и украинским тоже не было. РайПО не профсоюз и не общественная организация. Получается, надо бы вернуть?

А вот и нет. Верховный суд РФ считает по-другому: нижестоящие суды, оказывается, забыли рассмотреть, а правомерно ли РайПО в свое время приобрело права на свои объекты. Так что, говорит Верховный суд, дело надобно вернуть на пересмотр, чтобы уж точно выяснить, РайПО оно или не РайПО.

И история это не закончена: и 38-ЗРК действует, и поправки к постановлению со списками имущества продолжают клепать и клепать.

Возьмут твою собственность, внесут в список как "бесхозную". Ты в суд: «Вот же мои документы – госакты украинские, выписки из реестра». Реестр, кстати, пишет Верховный суд, как и свидетельство о праве собственности, сам по себе ничего не доказывает. А судьи тебе: «Нет, докажи, как ты это имущество приобрел».

И тут уж точно можно до 20-го колена, пока не выяснится, что чернила, которыми Екатерина II Крым к России присоединяла, были не того цвета.

Нет спасения от большого передела. И гарантий никаких нет. Вот купил человек магазин в селе Мостовом, в 400 метрах от трассы «Таврида» за 1 млн рублей. А завтра придут к нему, постучат в двери и скажут: «Именем республики…»

При этом Конституционный суд России в своем решении милостиво разрешает собственникам обращаться в суды – и доказывать, доказывать, доказывать.

 
Екатерина Резникова
 
Поделиться: