Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Правильные термины – наше главное оружие

8 983

Бандитов и убийц нужно называть тем, кто они есть на самом деле

Теперь до нас дошло, что всё нужно называть своими именами! Бандитов, бомбивших Югославию, Сирию и Ливию – бандитами, а не миротворцами; карателей, учинивших на Украине геноцид русов – фашистами и убийцами, а не силовиками...

 

Как нам выиграть понятийную войну за Украину

Часть 1.

Автор – Евгений Чернышёв

Информационную битву последних 23 лет за Украину Россия, к сожалению, в целом проиграла. Но проиграла битву, а не войну. Тем более, это не значит, что мы будет проигрывать всегда. Нужно, проведя работу над ошибками, начинать новую битву. Прошлую мы проиграли, прежде всего, потому, что приняли понятийный аппарат противника. А тот, кто принимает вражеский дискурс, непременно будет побеждён. Ибо в дискурсе заложено мировоззрение. Приняли вражеский дискурс – вам навяжут и вражеское мировоззрение.

Ведь не секрет, что русский и западный взгляды на Украину разительно отличаются. Мы видим Украину как неотъемлемую часть и колыбель Руси. Запад видит Украину не просто как отдельное государство, а отгороженное высоким забором от всей остальной России. Как не-Россию, а, следовательно, анти-Россию. И этот взгляд «упакован» в том понятийном аппарате, который мы самоубийственно до сих пор принимали.

Поэтому, чтобы Украина, а для начала Новороссия, воссоединилась с остальной Россией, мы обязаны использовать соответствующий нашей цели понятийный аппарат.

Наша цель проста – возрождение Святой Руси, что подразумевает воссоединение Русской цивилизации. Значит, мы должны годами и, если понадобится, десятилетиями продвигать соответствующий этой цели дискурс. Понятийный аппарат – это оружие массового мировоззренческого поражения. Рассмотрим на конкретных примерах причины нашего прошлого неуспеха и предложим понятийные приёмы для победы.

Бандитов и убийц нужно называть тем, кто они есть на самом деле

Первый пункт наиболее важен, поэтому обширен.

I. С конца XIX века в Галиции началась пропаганда термина «украинцы», который советская власть затем навязала всем жителям созданной ею УССР. На самом деле, термин «украинцы» – это омоним, т.е. слово, имеющее разные значения.

В чём здесь ловушка? В том, что есть юридический факт существования государства Украина. На основании этого юридического факта с использованием филологического приёма (граждане Украины = украинцы) делается хитроумный трюк: провозглашается факт этнического характера, что на Украине живёт отдельный народ, не связанный с русским, а имеющим якобы отдельную культуру, язык, веру. И этот подлог закрепляется в идеологическом и политическом поле. Так возникает политическая идеология украинства, имеющая жёстко антирусскую направленность.

Неслучайно многие деятели начала ХХ века в той же Галиции подчёркивали, что украинцы – это политическая партия. Вот откуда растут ноги у пресловутых «российско-украинских противоречий». На самом деле, противоречий никаких нет, просто часть русского народа переформатировали в антирусских. Наш путь к победе – разделение юридического, этнического и политического смыслов термина «украинцы». Исконно он обозначал исключительно политическую ориентацию, а сейчас нас ловят им как сачком.

Выход таков. Понятийный аппарат необходимо пересмотреть следующим образом:

– в юридическом смысле употреблять только «граждане Украины» или «население Украины», пресекая любые попытки спекуляций на термине «украинцы», в том числе не давая повода для лозунга «Украина – для украинцев» (поскольку здесь мы незаметно переходим из юридического поля в идеологическое, т.е. понятийно проигрываем);

– в этническом смысле употреблять «этносы Украины», выбивая почву из-под ног у этнократов, настаивающих на моноэтничности на основании юридического факта существования государства Украина, а это подлог и обман. Термин «украинцы» употреблять можно, но только в том случае, если он используется наряду с названиями других этносов. Переведя разговор в этом направлении, вы выхватываете у русофобов их главный аргумент – «моноэтничность Украины» – и перехватываете инициативу;

– в политическом и идеологическом смысле всё более запутано, поэтому всегда нужно прояснять позиции, уточняя, о чём именно идёт речь. Самый простой способ – добиваться ответа, как вы относитесь к России и кто ваши герои? Тогда уже можно говорить и национализме, нацизме, бандеризации и т.д. Тот, кто за воссоединение Руси, должен навсегда запомнить одно правило: нужно разделять Украину, как государство и «украинцев», как его воображаемое население (настоящее население Украины – это «граждане Украины»).

Публично нужно выступать только против преступников, захвативших власть на Украине, или их преступной идеологии, но никак не против Украины, как государства. Ибо в последнем случае это может быть воспринято как против народа.

И это специально делается: любое неодобрительное высказывание из России превращается местными СМИ в антиукраинское. Мол, посмотрите, как «русские ненавидят украинцев». Поэтому меч в руки врагам давать нельзя. Нужно максимально конкретизировать объект своего неодобрения и говорить не об абстрактных «украинцах», а о конкретных людях. Так критика из России становится на порядок более эффективной и легче достучится до сердец местного населения, которые не будут чувствовать обиды национального характера.

Например, выражение «украинцы оскверняют памятники войны» в корне неверное и проигрышное. Ибо «украинцы» – это омоним. Может быть, тот, кто это говорил, имел в виду «политических украинцев», но омонимичность термина тут же будет направлена против России, якобы обвиняющей всё население Украины в варварстве.

Итак, с использованием термина «украинцы» нужно быть предельно осторожным, и особенно не впрягать его в негативный контекст национального характера, т.к. население Украины к этому очень чувствительно. Побольше гибкости – вот чего нам часто не хватает.

II. Нужно всячески противопоставлять население и власть Украины. Никогда не употреблять выражений типа «гадкие украинские власти сделали то-то», т.к. население Украины очень обидчиво и воспринимает это на свой счёт. Правильно так: киевская власть, киевская хунта, киевский режим. Можно найти тысячи способов привязки властей только к территориальному признаку (но не юридическому, из которого тут же сделают этнический!), чтобы не нанести обиды людям, которые мало что понимают, но настраиваются против России. К счастью, с февраля российские СМИ называют хунту именно киевской властью. Вот это правильно.

III. Нужно навсегда перестать употреблять вредительские термины «восточные (западные и т.д.) украинцы». Потому что этот географический термин легко превращается в этнический и даже идеологический. Раз «украинцы» – значит, одна мова и т.д. Никаких «восточных украинцев» в природе не существует. Украинцы юридически везде одинаковы – это граждане Украины, а если речь о народе, то мы – русские.

IV. Названий «восточная (южная и т.д.) Украина» тоже не нужно употреблять. Есть множество регионов (Волынь, Галиция, Закарпатье и т.д.), и нужно всеми силами отвязывать географические имена от «украинской» составляющей, ибо она омонимична, т.е. имеет разные смыслы. Вы имеете в виду одно, а вашу ошибку направляют против вас же, вкладывая в неё уже этнический смысл.

V. Никогда не использовать выражение «украинский народ», поскольку этот термин означает исторически сложившийся единый организм, осознающий общность свой истории и своего будущего, отдельного от всех прочих народов. На Украине такового нет! За «украинский народ» нам сейчас выдают бандеровскую нечисть. Вместо «украинского народа» лучше говорить «население Украины», отвязываясь от этноидеологического содержания. А оно, это население, очень разное.

«Население Украины» – вот юридически безупречная и нейтральная формулировка, не дающая козыри в руки врагам.

VI. Никогда не употреблять унизительного выражения «русскоговорящие (русскоязычные) украинцы». Обман здесь состоит в том, что из русских, которых на Украине большинство, сделали «украинцев», пусть и «русскоговорящих». Следующим шагом будет уничтожение и русского языка, ведь зачем он «украинцам». Спрашивается: можно ли ожидать, чтобы население Украины хотело воссоединения с остальной Россией, если мы сами называем его «русскоязычными украинцами»? Вряд ли. Поэтому предельное внимание к терминам! На Украине живёт Русский народ: почти такой же, как и в России, только с другими паспортами и подвергшийся 23-летнему духовному насилию. И наша цель – не отталкивать его, а привлечь к возвращению домой.

VII. Мы не за отделение регионов «от Украины», а за воссоединение с остальной Россией! В этом – принципиальная разница. Сепаратисты – это те, кто победил в 1991 году, отгородившись забором. Наша задача – исправить ту ошибку.

VIII. На Украине нет и не может быть «пророссийских» организаций! Потому что этот лживый термин загоняет нас в узкие понятийные рамки того, что есть два разных государства – Россия и Украина, а «пророссийские» организации борются против якобы своего государства – Украины. Правда же такова: на Украине есть русские патриотические организации и движения, выражающие волю Русского народа, веками живущего на своей земле. И мы боремся не за другое государство, как внушают враги, а за воссоединение нашего единого Отечества.

IX. Наконец, нужно навсегда усвоить и употреблять только правильные выражения «на Украине» (а не «в») и «с Украины» (а не «из»), поскольку Украина этимологически означает окраину, т.е. землю, а не отдельное государство. Противоестественное употребление «в Украине» фиксирует Украину, как отдельное от остальной России государство и работает против нас, а правильное выражение «НА Украине» подчёркивает единство нашей земли и поэтому приближает наше воссоединение.

Вот лишь основные понятийные приёмы, соответствующие нашей заветной цели – воссоединению единой Руси. Если мы станем активными носителями этого дискурса, то оно не за горами!

Источник

 

Как нам выиграть понятийную войну за Украину

Часть 2.

Бандитов и убийц нужно называть тем, кто они есть на самом деле

В прошлом году была опубликована моя статья, посвящённая формированию победительного понятийного аппарата в войне за Украину. Его последовательное использование и продвижение заведомо формирует мировоззрение, соответствующее нашей цели – воссоединению Святой Руси. Потому что используемый до настоящего времени по украинскому вопросу дискурс никуда не годится. В нём «отпечатано» и «отлито» в плоть понятий то, что принять мы никак не можем, – существование на Руси раздельных государств, в которых проживают разные народы. То есть как раз то, что нужно врагам Русского Мира. Нам же нужно его воссоединение. А значит, и другой понятийный аппарат. Поэтому начатая тема требует своего логического продолжения.

Вернуться к ней побудила новость, растиражированная всеми российскими СМИ, о том, что Вальцман (он же Порошенко) угрожал «вернуть Крым». Это типичный пример неправильной информационной политики, использующей чужой понятийный аппарат, в котором Крым по непонятным причинам принадлежит Украине. На самом деле, Украина не может вернуть Крым, ибо нельзя вернуть чужое. Киевская власть (точнее, стоящие за ней США) угрожает захватить Крым, как неотъемлемую часть России. Вернуть можно только своё, а то, что тебе не принадлежит, можно лишь захватить. То, как Крым стал российской территорией, это уже вопрос истории, но не его российской принадлежности. Так что, просто используя термин «возвращение Крыма Украиной», мы косвенно соглашаемся с тем, что Крым не совсем российский регион, и ставим под сомнение территориальную целостность России. Но разве единство российской территории – предмет сомнений? Нет! Поэтому предельное внимание к терминам. Ведь в них сокрыто мировоззрение.

1. К сожалению, наши мировоззренческие заблуждения успели пустить корни. Мы начинаем впитывать их ещё в школе, изучая как непреложный факт никогда не существовавшее государство «Киевская Русь», с лёгкой руки Татищева, вошедшего в историческую науку и ставшего каким-то идолом в глазах украинствующих субъектов. Но такого государства не было! Была Русь, но она нигде, ни в каких летописях не зафиксирована как «Киевская Русь», которую ввели историки только в XVIII веке. Я уж не говорю о том, что сами государства в современном смысле появились в Европе только в Новое время. «Киевская привязка» Древней Руси используется врагами русского единства как неопровержимое доказательство его… украинскости, ведь Русь же, мол, была Киевской. Некоторые умники даже договорились до «крещения Киевской Руси», подводя в недалёком будущем к мифическому "крещению Украины".

Поэтому нам необходимо полностью отказаться от этого термина, обросшего дополнительным политическим смыслом. Древняя Русь – только так, и никак иначе! Никаких козырей в руки врагам!

2. А что за отвратительный термин придумали большевики – «этнические украинцы». Как «украинцы» могут быть этническими, когда они возникли как политический проект?! В начале ХХ века для всех было очевидно, что украинцы – это политическая партия сепаратистского толка, а через сто лет носители этой идеологии, видите ли, уже стали «этническими», а русские, живущие на южнорусских землях и борющиеся за воссоединение Отечества, – «сепаратистами». А ведь это лживое обвинение в сепаратизме вытекает из признания существования «этнических украинцев».

Исторически эта ложь была навязана большевиками, потому что в национальном вопросе победила ленинская концепция «национальных республик», которые нужно было населить возникшими на бумаге новыми «этническими» общностями. Поэтому те, кто родились в пределах административных границ новосозданных советских республик, автоматически становились «этническими». Родился на территории УССР – значит «этнический украинец», и т.д. На самом же деле, этнического в них с гулькин нос: они – отпечаток политических решений ВКП(б), и не больше.

Но это и замечательно. Нам доказывают, что сейчас в Донбассе идёт межэтнический конфликт, и русские воюют против каких-то «украинцев», которые слишком далеки от русских, чтобы жить вместе. Якобы это отдельный народ. Но всё гораздо проще. Это русские, заражённые политической идеологией антирусскости, а не какой-то там отдельный этнос. И им вдолбили эту идеологию в голову. Поэтому их дети оставят идеологию украинства так же легко, как они сами её приняли. Просто сама идеология создаёт химеру новой этничности, но от этого не перестаёт быть идеологией, а значит, поддаётся лечению. Вывод: чтобы победить любую идеологию, нужно отвергнуть её понятийный аппарат. А идеология украинства построена на аксиоме существования «этнических украинцев». Значит, долой этот термин!

3. Точно так же с «украинским языком». Кое-кому очень хочется, чтобы сами русские считали, что на землях Руси исходно существовали разные языки. Почему? Очень просто: язык – это первый признак народа. Коль скоро разные языки, то и разные народы. А раз так, то и разные государства. Но это уловка для простачков. Нет и никогда не было никакого украинского языка. Его не знал Даль, говоря лишь о малороссийском наречии. А у большевиков, откуда ни возьмись, появился новый «украинский язык». Ясно, что по тем же идеологическим причинам – нужно было как-то обосновать разделение русского народа на новые «уделы» в виде союзных республик. Вот и появился в УССР свой «язык». Поэтому, если мы хотим собирания русских земель, а не их разделения, нужно оставить эту басню и никогда к ней больше не возвращаться. Южнорусское наречие – да, но «украинский язык» – играйте в свою идеологию сами.

4. По тем же причинам возник чудовищный миф о «братских народах» (русские, украинцы, белорусы). Пока был СССР, на их разность внимания не обращали, поскольку «братскость» была идеологически обязательной. Но после развала про «братскость» забыли, а разность-то осталась. На самом же деле, нет никаких «братских народов», ибо тем самым от русского народа «отрезается» часть русских и выделяется в отдельных «украинцев». И поди после этого докажи, что русские «украинцам» не чужие. Не проще и не правильнее ли с самого начала отвергнуть дурацкое выражение «братские народы», а называть нас единым (триединым) русским народом? Зачем давать меч в руки врагам? Вот какой вред может причинить, казалось бы, всего один термин. Потому что термин – это оружие, поражающее сознание. Каждый термин – на вес золота. Министерство терминологии? Почему бы и нет.

5. Нам нужно обязательно учесть, что нет и не может быть никаких «русско-украинских отношений». А знаете почему? Потому, что этот термин означает, что есть русские и «украинцы», т.е. «украинцы» как не русские, коль скоро между ними и русскими возможны отношения. Да и вообще, как можно сравнивать белое с мягким, а кислое – с тёмным? Как можно сравнивать народ с политической идеологией? Русские – это народ, а «украинцы» – носители политической идеологии украинства среди самих русских. Ведь, скажем, полякам не стукнет в голову смысл своей жизни строить на том, чтобы доказать, что они не русские. Они это и так знают. А вот «украинцам» – приходит, ибо они сами не верят в это. Так зачем же нам им ещё в этом подыгрывать?

Отношения могут быть только российско-украинские, да и то временно – до тех пор, пока существует отдельное государство Украина. А поскольку всегда, пока оно будет существовать, оно будет выпячивать свою «украинскость» как нерусскость, то проблему украинского государства придётся решать целиком и полностью.

Таким образом, ничего русско-украинского не бывает, т.к. украинскость в культурном смысле есть часть общерусского наследия. Это всё равно, как если бы назвать «русско-московский», «русско-костромской» или «русско-рязанский». И то, и другое, и третье – это внутрирусские отношения. Даже русско-украинский словарь – и тот со временем подлежит смене названия. На какое? Придёт время – решим и этот вопрос. А тема явно требует развития…

Источник

 

Как нам выиграть понятийную войну за Украину

Часть 3.

Предыдущие две части этой темы были посвящены тому, как нам выстроить понятийный аппарат, нацеленный на победу в войне за Украину. Прежде всего, это касается мировоззрения русского народа, который должен преодолеть своё разделение и воссоединиться. А для этого необходим качественно иной понятийный аппарат, уже в нашем сознании воссоединяющий всю Русь и не терпящий никаких удельных княжеств.

Бандитов и убийц нужно называть тем, кто они есть на самом деле
воссоединение Руси. Значит, наша задача – так консолидировать сознание русского народа, чтобы оно стало нетерпимым к расколу Руси и бескомпромиссным к воссоединению Отечества. Поэтому продолжим очищать понятийный аппарат.

1. Нет «силовой операции», есть карательная война фашистского режима.

Первым делом нужно запомнить, что нет никакой «АТО», и нет вообще никакой «силовой операции», как часто называют карательную войну фашистского режима против Донбасса многие российские СМИ. Что это за «операция», когда на жителей сбрасывают бомбы, а к городам подкатывают артиллерию и по кварталам стреляют без разбора? Это месть фашистов Донбассу за то, что он русский. Это нельзя забывать, чтобы не оскорблять память воинов, павших в освободительной войне против фашизма, и мирных граждан, погибших от рук бандеровских карателей.

2. Нет «территорий, неподконтрольных украинским силовикам», есть освобождённые территории.

Во всём, что касается текущей войны, нужно ясно усвоить: нет никаких «территорий, неподконтрольных украинским силовикам». Эта фраза выводит освобождённые территории в статус каких-то повстанческих регионов, которые якобы неподконтрольны законной украинской власти. Вот что подсознательно (или сознательно) означает эта фраза. На самом деле это киевская власть незаконна, преступна и мятежна, а Донбасс – не «неподконтрольная» ей, а освобождённая территория. Те же части Донбасса, которые ещё не освобождены, являются оккупированными киевским режимом территориями. Таким образом, от подконтрольных/неподконтрольных территорий необходимо перейти к освобождённым/оккупированным территориям. Это меняет дело и ясно указывает на мобилизующую цель – их освобождение, а не просто констатирует, кто там что контролирует.

3. «Украинских силовиков» не существует

Необходимо полностью исключить из употребления «украинских силовиков», потому что слово «силовик» означает того, кто имеет законное право на применение силы. Но таких на Украине при нынешнем режиме нет. Силу применяют те, кто находится под властью фашистской хунты, а значит, отпечаток зла лежит на поступке любого украинского военного, выполняющего любой их приказ. Следовательно, есть украинские боевики, зачастую вообще непонятно, кому и каким законам подчиняющиеся, ибо ВСУ после вооружённого государственного переворота находятся вне закона и нелегитимны. Это вооружённые формирования, выполняющие преступные приказы бандитов, захвативших власть в Киеве.

Поэтому «украинских силовиков» не существует. Есть киевские (т.к. подчиняются киевской власти) боевики, независимо от того, как они оказались в ВСУ и какие убеждения имеют. Они могут быть нацистские, бандеровские или просто украинские, но – боевики. Потому что эта печать лежит на каждом, кто находится под их властью. Это солдаты, подчиняющиеся врагу, хотя среди них есть множество тех, кто не хочет убивать своих собратьев. Но мы боремся не против людей, а против украинского фашизма. И поэтому наш долг – говорить правду, в том числе и ради этих людей, которым нужно помочь прозреть. Силовики не бомбят города и не стреляют по жилым кварталам из артиллерии, так делают только боевики или террористы.

4. Фашисты и нацисты вместо «радикалы» и «националисты»

Давно уже пора перестать делать комплименты фашистам, называя их пустым словом «радикалы» или «националисты». Это настоящие фашисты и нацисты, убивающие всех русских и строящие химеру украинской этнократии на крови всех, кто остался верен памяти предков. Правило очень простое: вместо «радикалов» и «националистов» нужно называть нацисты и фашисты. По той же причине нужно забыть о любых «добровольческих батальонах». Какая разница, по какому они принципу формируются, если это батальоны нацистов? Зачем выпячивается способ их формирования, а сущность замалчивается?

Это может исходить только от недругов, хотящих нас дезориентировать и навязать свой понятийный аппарат. Если в них будут набирать не бандеровских добровольцев, а мобилизовывать насильно, то разве они перестанут быть фашистскими? Нет. Поэтому любые «добровольческие» батальоны необходимо отвергнуть. Это фашистские батальоны, подлежащие уничтожению.

5. На Украине нет правоохранительных органов

На Украине уже год нет правоохранительных органов. Правоохранители – это те, кто охраняет право, а те, кого сейчас так называют, служат не праву, а киевскому режиму в его карательно-репрессивной деятельности. Поэтому на Украине не могут никого арестовать, людей просто похищают для расправы – всех, кто не признает нацистов законной властью. Итак, нельзя употреблять выражение «украинские правоохранители арестовали того-то». Правильно говорить, что «украинские карательные органы похитили того-то». Например, Павла Губарева или других лидеров Русской весны именно похищали – их хватали и увозили в неизвестном направлении, подвергали пыткам и издевательствам. Это что, правоохранители? Это бандиты! Они не арестовывают, они похищают, причём часто для выкупа. Так же и украинские каратели похищают людей для обмена на своих боевиков. Поэтому, если мы считаем хунту бандитской властью, каковой она и является, то мы должны и использовать подобающие бандитам выражения.

6. Фашисты не «активисты»

То же самое относится к фашистам из «Правого сектора» или других подобных группировок. Их часто называют «активисты «Правого сектора», причём даже российские СМИ. Но это же мировоззренческое вредительство! Какие ещё «активисты»?! Активисты – это те, кто занимается чем-то хорошим. А эти негодяи – фашисты, нацисты, террористы, боевики, каратели и т.п.; в зависимости от содеянных ими преступлений всегда можно подобрать нужное слово. Да как угодно их называть, но только не «активисты». Зачем легитимизировать фашистов своим понятийным аппаратом?

Побольше внимания к терминам! Ведь они формируют наше мировоззрение. Этот понятийный аппарат необходимо внедрять в дискурс. Он приближает нашу победу!

Источник

 

Как нам выиграть понятийную войну за Украину

Часть 4.

В этой части мы продолжим рассмотрение актуальных терминов, используемых в понятийной войне против России, и предложим своё понятийное оружие. Начинать, как всегда, нужно с самого начала.

 

Бандитов и убийц нужно называть тем, кто они есть на самом деле
1. Нужно указать, кто сепаратист

Кто на Украине против Русского Мира? Украинские сепаратисты. Именно так их нужно называть, а не оправдываться тем, что Крым и Донбасс – это не сепаратизм. Этого мало! Нужно указать, кто сепаратист. «Свидомые укры» и все, кто сепаратистскую идеологию украинства поддерживает. Потому что термин «сепаратизм» нужно рассматривать в контексте всей Руси, а не временно отколовшейся от неё окраины. В этом случае, становится ясно, что нам не только не нужно оправдываться за Крым и Донбасс, которые, дескать, не сепаратисты, а переходить в наступление на украинство, объявившее захваченный кусок Руси некоторым целым, отдельным от остальной России. Нет, целое – это вся Русь, и мы боремся за её воссоединение, а украинствующие фанатики – это раскольники, и в политическом, и в церковном, и в цивилизационном смыслах.

Можно привести ещё один пример неуместности оправданий, что мы, мол, не сепаратисты, показывающий, сколь абсурдным является это самооправдание. Это всё равно, что молодой человек, намереваясь жениться, будет заверять родителей своей избранницы, что то, что он будет делать в браке, – это не изнасилование, и они не должны беспокоиться. Ясно, что такое направление мыслей свидетельствует о серьёзной поврежденности ума, коль скоро он сравнивает неотъемлемую сторону брака с изнасилованием. Так почему же у нас многие до сих пор сравнивают стремление к воссоединению Руси с сепаратизмом, как бы извиняясь за свой исторический долг и пытаясь примирить его с русофобским проектом «Украина»? Это наша цель, наша святая обязанность – воссоединить Русь. Потому что наши предки завещали нам её единой и не мыслили никаких удельных княжеств на её территории. Поэтому слово «сепаратизм» отныне и навсегда должно употребляться только применительно к украинству.

Мы не «отделяемся», не «отсоединяемся» и вообще не делаем ничего такого, что позволило бы употреблять такие слова применительно к государству Украина, ибо эти слова намекают на полноценность, каковой у него нет. Всё, что мы делаем, – это долгий процесс воссоединения. Даже не присоединения, а именно воссоединения, напоминающего на неизбежность восстановления исторической справедливости.

2. Русский Мир – это цивилизационная данность

Продолжая эту тему, нужно обязательно взять за правило, что Русский Мир – это цивилизационная данность, которая должна писаться с заглавной буквы, как, например, Старый Свет, Дальний Восток и т.д. Почему до сих пор встречается «русский мир»? Потому, что некоторые ещё не до конца очнулись от антирусской пропаганды, очень робко пытаясь втиснуть очевидный факт русского бытия во враждебное понятийное поле. Это всё равно не удастся, ибо «русский мир» существует только в негативном контексте антирусской пропаганды. Используя его, мы косвенно соглашаемся с отрицательным смыслом этого термина. Напротив, Русский Мир вдохновляет, наполняет жизнь смыслом, побуждает к служению. Поэтому правильно писать – Русский Мир. Вот наша великая цель! Никаких поблажек недругам!

3. «Русская община Украины»

Необходимо отделаться от выражений «русская община Украины» и ему подобных. Какая ещё община? Этим высказыванием мы сами загоняем себя в угол, признавая, что на землях Южной Руси живёт русское меньшинство, а какие-то «украинцы», сочинённые на бумаге большевиками в 1920-х, – это якобы главное большинство.

Это не так. Есть только русский народ Украины, который составляет большинство, и этнические меньшинства греков, венгров, румын. А украинцы – это временный факт политического порядка, основанный на существующем пока государстве Украина, и не более того. Просто сейчас идеология украинства придавила и запугала русский народ. Но если наша цель – воссоединение, то никаких мифических «общин» на Украине вообще нет. Слово «община» применима к грекам, венграм, румынам, компактно проживающим на определённых территориях, но не к русским, которые веками живут на своей русской земле и составляют её подавляющее большинство. Нужно запомнить, что «община» имеет подтекст гетто, а мы, наоборот, должны всех русских освободить. Поэтому на Украине живёт только один народ – это русский народ.

4. «Русскоязычные»

Нам нужно навсегда вычеркнуть из своего лексикона вредное и унизительное выражение «русскоговорящие (русскоязычные) украинцы», или просто «русскоязычные». Обман здесь состоит в том, что из русских, которых на Украине большинство, сделали «украинцев», пусть и «русскоговорящих». Следующим шагом будет уничтожение и русского языка, ведь зачем он «украинцам». Спрашивается: можно ли ожидать, чтобы русский народ Украины жаждал воссоединения с остальной Россией, если мы сами называем его «русскоязычными украинцами»? Нет. Поэтому предельное внимание к терминам!

5. Не прикреплять «украинскость»

Необходимо решительно отказаться от выражений «украинский Харьков», «украинская Одесса» и т.п., которые зачастую употребляют российские СМИ. Понятно, что в новостных лентах это используется для указания государства, в котором они пока находятся, но вред этих выражений очень велик. Если Одесса «украинская», тогда в Доме Профсоюзов сожгли изменников родины. Они прикрепляют к Харькову, Одессе и другим русским городам «украинскость». Ещё недавно то же самое употреблялось по отношению к русскому Севастополю, для которого подобное выражение сродни оскорблению.

Поэтому если мы хотим, чтобы Харьков, Одесса и другие русские города пошли по пути Севастополя, то мы так и должны их называть: русский Харьков, русская Одесса… «В русском Запорожье украинские сепаратисты повалили такой-то памятник» – вот правильное выражение, задающее мыслям читателя нужное направление: город оккупирован, и его нужно освободить.

6. «Голодомор»

Вы не замечали, что нам вместо голода 1932-33 гг. навязали «голодомор», да ещё «украинского народа»? Как будто советская власть специально морила голодом тех, кого она за 15 лет до этого записала в «украинцев». Нам внедрили этот понятийный вирус в сознание, инсталлировав украинский миф как исторический факт. И теперь, повторяя «голодомор», мы косвенно подписываемся под ложью русофобов. На самом деле не было никакого «голодомора». Был голод. И только так его и нужно называть.

* * *

Всё нужно называть с одной святой целью – как можно быстрого и полного воссоединения Святой Руси. Вот наша путеводная звезда, которая должна стать таковой для всего русского народа.

Источник

 

Зачем США война в Украине?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: